Один день

Один день

Моему любимому Нику

Вода блестела и ослепляла ярким июньским солнцем, которое словно сбрызнуло голубую гладь озера миллиардами золотых и серебряных искорок. Юноша замер на берегу и, чуть прищурившись, наслаждался великолепием ясного раннего утра с его бесконечно меняющимися оттенками света, неба и воды. Он стоял неподвижно, и его длинные стройные ноги утопали босыми ступнями во влажном мелком песке. Пошевелив пальцами, он почувствовал шершавое щекочущее прикосновение холодных песчинок к коже и рассмеялся от бездумного удовольствия, чуть склоняясь к воде. Его подтянутая гибкая фигурка с узкими бедрами, тонкой талией и широкой грудью отразилась в неподвижной у берега воде, словно в зеркале. Задержав взгляд на своем отражении, сквозь которое проступали мягкие переливы длинных водорослей, он наклонился еще ниже и увидел свое медленно приближающееся лицо с яркими глазами и смеющимся ртом. Он разбил отражение, зачерпнув воду сложенными в чашечку ладонями, и вылил ее на себя, поеживаясь от холода.

Потом резко выдохнул воздух и забежал в воду. Быстро поплыл, все набирая темп и отфыркиваясь. И когда согрелся, замедлил движение, с удовольствием ощущая, что верхний слой воды уже хорошо прогрелся. Отплыв довольно далеко от берега, юноша перевернулся на спину и остановился, раскинув руки и чуть шевеля пальцами. Тело было почти невесомым и мягко покачивалось на легких волночках, словно в колыбели. Он смотрел в синеву неба, не отрываясь, и скоро почувствовал, что сливается с окружающей красотой. Душа его до отказа заполнилась ничем не замутненной радостью, такой же тихой и ясной, как этот июньский денек. И он почувствовал ни разу не испытанное до сих пор полное умиротворение.

Но прилетевшая и на секунду зависшая над ним большая синяя стрекоза внезапно спланировала на кончик его носа. Юноша успел только увидеть сверкание тонких слюдяных крылышек, приближающиеся огромные разноцветные глаза и тут же чихнул. От неожиданности он громко расхохотался, невольно перевернувшись в воде. Стрекоза почти вертикально взмыла вверх, а он нырнул вниз и поплыл с широко открытыми глазами. Вода была прозрачной и ясной от длинных солнечных лучей. Юноша увидел приближающееся светлое песчаное дно и стайку маленьких рыбок, которые резко метнулись в разные стороны от его движущейся тени. Он по инерции продолжал погружаться, с удовольствием ощущая, как вода струится по его коже, лаская и щекоча. Но нечаянно задев рукой за плывущую пушистую ветку водоросли, он вздрогнул и устремился вверх.

Вынырнув и отфыркиваясь, юноша отбросил с лица прилипшие мокрые пряди. Он огляделся и поплыл к берегу, резко разрезая воду руками. Выйдя из воды, встряхнулся чисто собачьим движением, наслаждаясь видом сверкающего вихря хрустальных капелек, летящих от его тела и волос. Потом улегся на молодую густую травку и закрыл глаза. Солнце быстро высушило кожу, и он почувствовал легкое возбуждение от беспрерывно нагревающих его солнечных лучей.

Тишина стояла упоительная. Пересвисты птиц в лесу, редкие всплески воды от резвящихся рыбок, шелест стрекозиных крыльев казались вовсе не звуками, а составляющими частями этой тишины. И юноша окончательно расслабился. Вначале его потянуло в сон, но потом он ощутил прилив энергии и приподнялся на локтях, устремив взгляд в распахнутую перед ним голубую даль. Он чувствовал себя великолепно, словно только что родился заново. В глубине его глаз вспыхивали золотые искорки, длинный темные ресницы чуть опустились, прикрывая глаза от льющихся сверху лучей, уголки губ приподнялись, лицо сияло, словно отражая сияние неба и воды. Он забыл о времени, потому что течение жизни здесь определялось укорачивающимися тенями деревьев.

Юноша захотел пройтись и вскочил, не задумываясь. Пружинящей походкой, тихо напевая, он отправился по тропинке в глубь небольшого леска. Он пошел к тому месту, где от озера отходила мелкая и извилистая протока, почти полностью заросшая камышом и желтыми кувшинками. Приблизившись, юноша стал неслышно подкрадываться к воде. Его тронутое легким загаром тело гибко изогнулось, мышцы перекатывались под блестящей на солнце кожей. Плечи были более темными и уже начали краснеть. Подсохшие волосы распушились и мягко поблескивали темными волнами, босые ступни бесшумно скользили по траве. Юноша подкрался к небольшому просвету в сплошной стене высокого камыша и кошачьим движением скользнул на живот, прильнув к земле. Он затаил дыхание, его глаза внимательно изучали поверхность воды. Заметив качнувшийся цветок кувшинки, он подтянулся на руках ближе и свесился над водой, устремив взгляд вглубь. Вода была чистой, и он видел близкое дно. Возле этого места находилась небольшая ямка, наполовину прикрытая круглыми листьями кувшинок. Юноша переместился так, чтобы тень от его головы совпала с тенью от листьев. Потом медленно опустил правую руку в воду и замер.

Через какое-то время юный щуренок высунулся из-за переплетения стеблей и водорослей и остановился, чуть шевеля веерочками плавников. Юноша почти не дышал. Щуренок после небольшого раздумья выплыл из-под прикрытия и коснулся мягким носом пальцев юноши. Тот начал улыбаться, но сдержался и продолжал лежать без движения. Щуренок отплыл и деловито обрыскал ямку. Не найдя ничего интересного, вновь вернулся к руке. Он потыкался носом более настойчиво, и юноша, внезапно ощутив легкий щипок за мякоть большого пальца, не выдержал и фыркнул от еле сдерживаемого смеха. Щуренок заполошно метнулся под листья, и легкая рябь побежала по стоячей воде. Юноша сел и, продолжая смеяться, вытер руку о траву. Потом вновь замер, глядя на успокоившуюся воду. Он почувствовал, как печет солнце и, посмотрев на колени и руки, увидел, что они сильно покраснели.

Он встал, вспугнув стайку крохотных мотыльков, разлетевшихся лазоревым сверканием с розовых шариков клевера, и пошел по узкой тропинке, извивающейся вдоль протоки. Скоро тропа круто свернула к воде и привела его к довольно большой круглой заводи, полностью заросшей растениями. Особенно много было блестящих листьев водяных лилий. Казалось, что по ним можно пройти, как по ровному влажному паркету. Юноша заметил уже начинающие подрастать зеленые свечки плотно закрытых бутонов и пожалел, что сейчас не август. В августе лилии цвели. И заводь выглядела просто волшебно, сплошь покрытая крупными раскрытыми цветами, белоснежно сияющими на темно-зеленых листьях.

Юноша легко вздохнул и, отвернувшись, направился по тропинке в лес. Зайдя под кроны деревьев, он сразу ощутил прохладу, словно кто-то мгновенно набросил ему на плечи холодящий шелковый плащ. Яркие солнечные зайчики пятнали почву под ногами. Густой запах сосновой смолы окутал его. И он, глубоко вдохнув, закрыл глаза от удовольствия. Но, наступив босой ногой на сосновую шишку, невольно подпрыгнул и рассмеялся. Тут же в вышине застрекотала сорока, ей ответила другая и, где-то в отдалении, еще несколько.

Он машинально поднял голову и увидел сквозь зеленые кроны синий кусочек неба и золотые стрелы лучей, падающие почти вертикально. Не отводя глаз от этих стрел, юноша лег на спину на пружинящий плюшевый мох. Он потянулся и закинул руки за голову. Потом веки его отяжелели, и он погрузился в легкий сон. Его темные ресницы бросали неподвижные тени на раскрасневшиеся щеки; алые губы с влажными приподнятыми уголками чуть приоткрылись; пушистые волосы лежали темными прядями на зелени мха; мелкие капельки пота, выступившие над верхней губой и на гладкой загорелой коже лба, казались крохотными прозрачными бусинками; розовые крылья носа еле заметно подрагивали от ровного глубокого дыхания. Он спал около часа и проснулся бодрым и наполненным ощущением счастья…

Вечером, проводив взглядом заходящий за озеро огненный диск и подождав, пока вода и небо не поменяют все оттенки от прозрачного розового и бирюзового до глубокого синего с серебряными точками первых звезд, юноша покинул лес. Выгнав из густых кустов спрятанный там мотоцикл, он надел джинсы и черную куртку-косуху на голое тело. И тут же почувствовал, что кожа все-таки обгорела за этот день, почти целиком проведенный на солнце. Волосы завязал черной банданой. Выведя мотоцикл на шоссе, он на миг остановился, оглянувшись на верхушки сосен, четко чернеющие на фоне угасающих красок заката. Потом сел на мотоцикл и помчался на предельной скорости, наслаждаясь свистом ветра в ушах и видя, как неумолимо приближается и разрастается скопище городских огней…

А через день юноша стоял в душном раскаленном вагоне у запыленного, не открывающегося окна, обритый наголо, в солдатском обмундировании и смотрел тоскливым взглядом на пролетающие мимо зеленые кроны деревьев и на синюю полоску воды, сверкнувшую на миг вдалеке…

Кому: olga-lazoreva@yandex.ru

От кого: zlata-veresova@rambler.ru

Тема: стихи

Здорово, Оленька! А мне понравился твой рассказик, хотя, скорее, это эссе. И он очень поэтичен. Я прямо медитировала. Так хочется лета! И чтобы был такой же сияющий ясный день! Выполняю твою просьбу и высылаю одно из последних стихов.

Скоро тополь пожелтеет за окном моим.

Скоро милый пожалеет, что он нелюбим.

Скоро милый не захочет грусти темных дней.

И поймет, что дальше ночи будут холодней.

И поверит: неизбежен долгий зимний сон.

И увидит: мир заснежен за его окном.

И почувствует, что стужа все сильней, сильней.

Даже солнцу мир не нужен без любви моей.

И на солнце намерзает тоненький ледок…

Скоро милый мой узнает, что он одинок.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ОДИН ОРГАЗМ ИЛИ МНОГО?

Из книги Как доставить настоящее наслаждение мужчине. Реализация сексуальных фантазий автора Ходсон Филлип

ОДИН ОРГАЗМ ИЛИ МНОГО? Высвобождение эякулята также возможно без доставляющих наслаждение мышечных сокращений в виде процесса, именуемого испусканием (выделением), который может приводиться в действие с помощью урологического массажа. Некоторые представители


Тысячи и один крест

Из книги Лифчик для героя. Путь самца - 2. автора Трахтенберг Роман Львович

Тысячи и один крест  Израненная Клодия лежала на опушке, куда перенесла ее горстка уцелевших мятежников. Hесколько дней поддерживали в ней жизнь и непрерывно насиловали, удовлетворяя свою злобную похоть. Затем били кнутами. В память о Спартаке выжгли буквы "С" у нее на


Один раз — не «адидас»

Из книги Странности животной сексуальности. Как они делают это…? автора Сигаева Милена

Один раз — не «адидас» — Вовочка, пойдем трахаться? — Пойдем, только ты меня за руки держи. — А ты что, боишься? — Нет, просто, когда со Светкой из З-б трахались, она у меня все фантики из кармана стырила. Сегодня в гости к нам с мамой пришел дядя Леша. Он работает вместе с


Один за всех, все за одного

Из книги Секс и город Киев. 13 способов решить свои девичьи проблемы автора Лузина Лада

Один за всех, все за одного Сурикаты, или тонкохвостые миркаты (Suricata suricatta). живут небольшими группами по 20–30 особей. Каждая группа состоит из нескольких семей. В семье главная — самка. Она вообще считается королевой, и только ей позволительно приносить детей в


Ещё один дом

Из книги Любовь и секс: как мы ими занимаемся автора Даттон Джуди


А если один из партнеров не испытывает оргазм?

Из книги Секс в кино и литературе автора Бейлькин Михаил Меерович

А если один из партнеров не испытывает оргазм? Прежде всего, определитесь, нужен ли он вам вообще. Вы ведь жили раньше не испытывая этого чувства и может быть неплохо жили. Если это дать моде – это одно. Если вы чувствуете приближение оргазма, но чего-то не хватает для


Раба на один день

Из книги автора

Раба на один день Луиза, 1985 В субботу вечером Пина, моя хорошая подруга, попросила меня приехать поработать в витрине ее борделя. Пина – настоящая госпожа, искусница садо-мазо, очень суровая. Ее бордель находился на Аудезейтс Ахтербургвал, на углу с Коестраат. Она всегда