Глава 7

Глава 7

У Пандоры родился сын ростом 54 см, весом 3300. Это случилось 7 января 2019 года.

— Имя ребенку уже придумали? — спросила медсестра.

— Да. Его зовут Йокарре.

— Удивительный выбор. Красивое имя.

— Индейское. В детстве моя мама смотрела фильм «Океан» — оно оттуда.

— Ясно. А Вы не против, молодой человек?

Пандора посмотрела на своего красавца — мужа, потом на медсестру, заметила, что у нее заблестели глаза и сказала:

— Молодой человек во всем соглашается со мной. Для этого я и вышла за него замуж.

Медсестра напряглась и ушла пеленать ребенка.

— Дорогая, я тебя люблю.

— Правда? Но у меня ведь 1, а не 3 размер груди, и я вообще не хорошенькая. И мужчины во всем мире покупаются на флирт хорошеньких медсестер.

— Это ты о чем? — вытаращился на нее Тиаго.

— Не делай вид, что ты ничего не понимаешь. Просто она слишком уж симпатичная. Ее невозможно не заметить. А уж с твоей красотой совершенно точно можно в полной мере рассчитывать на взаимность.

Тиаго улыбнулся.

— Ты только что родила мне самого красивого на свете сына. Только ты и он меня сейчас действительно занимают. Пусть ты обидишься, но я скажу: твоя ревность меня возбуждает. Жаль, что я не могу показать тебе силу моей любви.

— Жаль, — согласилась Пандора.

— Но я могу поцеловать тебя, — он потянулся к ней.

— Я выгляжу смешно? Только честно! — спросила его жена.

— Я выглядел смешнее тогда, когда твой Герман делал попытку скрыться с места преступления.

— Ты все еще помнишь этот ничего не значащий для момент?

— Герман — мой лучший друг и не имеет права ухлестывать за моей женой.

— Знаешь, а у моей мамы тоже был красивый поклонник. Лучший друг моего отца.

— Так ты намекаешь на то, что Герман все-таки красив?! — возмутился, было, Тиаго.

— Как-то так, да. Вышло так. Но ты, Тьяго, значительно красивее, сексуальнее и я тебя люблю.

— Угу. Но было бы лучше, если бы ты считала меня единственным красивым мужчиной. Ну, еще можешь считать таковым своего отца.

— Не могу. Мой отец некрасивый. Я — его копия. Ты так не думаешь?

— В присутствии твоего отца я вообще ни о чем не могу думать. Меня просто парализует. Я боюсь его, как огня.

— Выходит, все-таки страшный.

— Вовсе нет. Просто я люблю его дочь.

Пандора рассмеялась.

— Что-то я устала.

— Сейчас тебя переведут в палату, где ты сможешь поспать.

— А Йокарре?

— Я договорился, что нашего сына немного подержат в комнате для младенцев.

— Но он ведь совершенно здоров!

— Ты должна хорошенько отдохнуть.

— По-моему, меня ты любишь даже больше, чем собственного сына.

— Так и должно быть. Наш сын однажды уйдет от нас. Он встретит ту самую, роковую женщину и принесет ей в дар свое сердце.

— Красиво говоришь, — улыбнулась Пандора.

— Знаешь, а я иногда жалею, что я не писатель.

— Почему это? — удивилась Пандора.

— Потому, что если бы я был им, ты любила бы меня еще больше. Женщины любят мужчин, способных красиво проехаться по их хорошеньким ушкам.

— Чудак ты! Мне вполне достаточно того, что ты — вице — президент туристической компании. А теперь я хочу поспать.

— Да, конечно.

Пандору перевезли в палату. После выписки из роддома для нее начались тяжелые времена. Муж постоянно пропадал на работе: он заключил несколько выгодных контрактов и отец сделал его президентом компании, а сам отошел от дел. Пандоре приходилось вставать к ребенку днем и ночью.

Когда Йокарре начал ходить, дома был постоянный кавардак. Пандора совершенно ничего не успевала.

Однажды, когда муж в очередной раз пришел домой поздно, она расплакалась:

— У тебя кто-то есть.

— Глупости! — он рассердился.

— Я уже не ношу такие красные платья. Как раньше. Я вовсе не такая привлекательная, как прежде.

— Ерунда! У меня просто много работы.

— Я постоянно кручусь по дому, как белка в колесе. Я мою посуду, я складываю разбросанные вещи… Но Йокарре постоянно все раскидывает. Сил уже просто нет, невыносимо! Раньше у нас с тобой был идеальный порядок. Все строго лежало и стояло на своих местах. Господи, как же я ненавижу хаос! Я вышла за тебя замуж главным образом потому, что ты такой же безупречно аккуратный, как я! Почему наш сын не унаследовал это от нас с тобой?

— Да он же просто ребенок! Вырастет и станет таким же маньяком чистоты, как и мы. Ты и я. Ну, успокойся, прошу тебя! — он присел с ней рядом на диван и обнял ее.

— Дорогой, я ужасно устала. Я в жизни не видела такого беспорядка! И я не представляю, что с ним делать еще, по крайней мере, лет 7. И ты меня не любишь больше. Ты не можешь меня любить. Я плохая мать, плохая жена… Я домохозяйка. Во все времена мужчины считали, что женщины дома совершенно ничего не делают.

— Это неправда. Когда ты так легко согласилась встретиться со мной, потом поцеловала, потом это случилось… Ты согласилась выйти за меня замуж, более того, ты сама сделала мне предложение… Я никогда бы не осмелился попросить тебя стать моей женой. И ты согласилась взять мою фамилию. Никогда в жизни за один день я не получал столько подарков судьбы сразу.

— Ты, правда, так считаешь?

— Чистая правда. Я люблю тебя больше всех на свете. Больше отца, больше моей матери, больше нашего сына.

— Но у нас теперь нет идеального порядка. Того самого, к которому стремится любой мужчина, женившись даже на любимой женщине.

— Я люблю тебя не за твою чистоплотность, а просто за то, что ты есть, — он поцеловал Пандору. Однажды Тиаго ушел на работу и задержался там допоздна. Пандора пришла со своих театральных занятий раньше и, пока Тиаго не видел, на несколько секунд бросила сумку на туалетный столик. Она чувствовала себя неважно и злилась на Тиаго.

«Этот олух совсем некстати сделал меня беременной. Я могла уже через пару месяцев получить роль в театре, а теперь мне все дороги к славе заказаны. За каким чертом мне понадобилось бы рожать прямо сейчас? Сделаю аборт, а Тиаго ничего не скажу».

Мужчина еще больше любит женщину, если очень мало о ней знает. Эту истину она усвоила очень давно.

«Всех молодых людей интересует только твое тело, а душа имеет значение лишь для тебя самой».

И тут в дверь постучали. Деликатно так.

«Это не Тиаго. Интересно, кто это? Уже 9 вечера. Для визитов поздновато».

Тем не менее, она спросила, кто это.

— Герман, — ответили за дверью вкрадчиво.

«И чего ему надо?» — с раздражением передернула плечами Пандора.

«Стоп! Перестань злиться! Наоборот, улыбайся! Сделай вид, что тебе с ним интересно. Скоро придет Тьяго и заметит, что ты вся светишься от счастья. И подумает бог знает что. Это так забавно: ревнивый муж. Как раз и отомщу ему за его неосторожность в постели!» — злорадно усмехнулась Пандора.

Она улыбнулась, поправила платье, успев подумать: «Удачно, что я так шикарно одета».

Тьяго запрещал ей нарядно одеваться. Он всегда нудно ворчал, что она провоцирует мужчин и т. п. про себя она всегда усмехалась: «Бу-бу-бу, бе-бе-бе!»

Она считала своего мужа страшно ревнивым занудой, педантом и трусом уже через неделю после свадьбы. К счастью, он и понятия об этом не имел. А иначе отравил бы всю их совместную жизнь страшным нытьем.

Итак, на Пандоре было омаровое платье — футляр длиной чуть выше колена и черные туфли на шпильках. Она выглядела обалденно с точки зрения мужчин. А Тиаго даже не знал, что у нее есть такое платье. Пандора открыла дверь. Глаза ее сияли, а на лице была иронично — сексуальная улыбка. Герман в первую секунду слегка попятился назад. Он не ожидал столь радушного и даже ласкового приема. Но он быстро сообразил, что удача смелых любит и слегка нагловатой походкой вошел в квартиру.

— Привет, — сказала Пандора.

«Сейчас она спросит, зачем я пришел. А мне и ответить нечего. Не могу же я сказать правду. Правда ведь в том, что я хочу ее».

Но Пандора ничего не спросила. Она взяла его за руку и ласково поинтересовалась:

— Хочешь выпить?

Если бы она спросила: «Хочешь меня»?» или «Хочешь, займемся сексом?» — эффект был бы тот же. Герман, даже будучи умудренным опытом интимных связей, шарахнулся к входной двери и чуть не растянулся на полу. Пандора помогла ему не упасть и рассмеялась.

— Пока я еще не предлагаю тебе переспать со мной.

Герман вытаращил глаза, а Пандора со смехом продолжала:

— Я лишь спросила, не хочешь ли ты чего-нибудь выпить со мной?

— Я…

— Понятно. Тем более, нужно выпить. Для храбрости.

И, взяв его за руку, повела на кухню. Там она отпустила его руку, налила им обоим по бокалу красного сухого вина и спросила:

— Не возражаешь? Я пью только сухое красное вино.

— Мне все равно.

А мысленно добавил: «Лишь бы ты была со мной».

И тут, разумеется, раздался звонок в дверь. Пандора испуганно вскрикнула:

— Это муж!

Ей почему-то стало страшно и стыдно от всей этой дурацкой ситуации. И она брякнула первое, что взбрело ей в голову:

— Быстро прячься в шкаф!

— Но… милая, — попытался было возразить Герман.

— Тебе не кажется, что это будет выглядеть несколько странно?

— Странно будет, если Тьяго застанет тебя здесь.

— Почему?

— Да потому, идиот, что тебя здесь в данный момент быть не должно!

— Но ты сама меня пригласила! — возмутился Герман.

— Ты сам пришел.

— А это как называется: «Хочешь выпить? Я люблю красное сухое вино. Не возражаешь?»

— И что в этом особенного? Здесь есть что-то предосудительное?

— Ты подавала мне знаки, намеки делала… — робко заметил он.

— Что?! Ничего подобного!

— Тогда что это было? — обиженно спросил он.

Стук в дверь повторился в 3 раз.

— Прячься в шкаф, кому сказала?! — вдруг разозлилась Пандора.

Но Герман и не думал отступать.

— Поцелуешь — спрячусь.

— Сейчас! Разбежалась!

Она была в ярости. Герман, наконец, сообразил, что она говорит серьезно и не играет, и послушался. Он в шкафу даже почти перестал дышать. Пандора велела ему уходить тогда, когда она отвлечет мужа. Герман понял, что она имеет в виду и сник. Она станет его целовать. А он, Герман, богатый и красивый, будет вынужден отступить. Пандора открыла мужу.

— Спала? — спросил ничего не подозревающий Тиаго.

И тут заметил ее наряд.

— И чего это ты так оделась? Надеюсь, ты не ходила так на работу?

Он называл ее учебу работой. Она ему все уши прожужжала, что вскоре станет звездой.

— Ходила.

— Но солнышко мое… — попытался Тиаго возмутиться.

Пандора не собиралась с ним спорить. У нее была другая задача.

— Я целый день о тебе думала. Даже налила нам обоим выпить.

— С чего это? — Тиаго включил собственника вместо того, чтобы парить в облаках от счастья.

— Пойдем со мной, дорогой мой, — Пандора намеревалась увести его в кухню, чтобы Герман спокойно мог уйти из квартиры.

Тиаго с готовностью пошел за женой. И ее план удался бы, если бы Герман вышел из шкафа значительно тише. Но Герман так загремел дверью, что его нельзя было не услышать.

— Что это такое? — ошарашенно посмотрел на Пандору Тиаго.

— Ничего. Что-то упало, вот и все.

— Я схожу, посмотрю.

— Не стоит. Давай лучше выпьем, — и она очень сексуально улыбнулась.

И потянула его за галстук к себе.

— Зачем ты носишь галстуки, Тиаго? Они тебя делают очень смешным. Мне прямо сию минуту хочется тебя съесть.

Снова послышался какой-то странный звук.

— Я все-таки намерен выяснить, что там.

— Ну, зачем это тебе? Мы вдвоем, я тебя хочу…

Тиаго, к большому ее сожалению, оказался вовсе не таким идиотом, как она воображала и очень надеялась. Он резкими шагами вышел из кухни в коридор и, разумеется, увидел Германа, неуклюже пытающегося открыть замок на входной двери. Пандора прибежала следом.

— Идиот! — зашипела она сердито.

— Неужели нельзя было потише… исчезнуть?!

Тиаго при этих ее словах круто повернулся к ней и многозначительно посмотрел ей в глаза.

— И что это значит? Хотя, не отвечай. Я и так все понял. Вы думали, я дурак, да?! — ехидно осведомился он у них обоих.

— Вовсе нет, — спокойно ответила жена.

Тиаго это даже разозлило.

— Убирайся к чертям! — грубо сказал он Герману.

— Я, вообще-то, это и собирался сделать, — мрачно ответил тот.

— Жалеешь, что не такой аккуратный, как я и тебе не удалось уйти с места преступления незамеченным? — голос Тиаго был полон сарказма.

— Я ничего не делал, — Герман открыл дверь и ушел.

Тиаго закрыл за ним дверь и повернулся к жене. Странно, она совершенно не чувствовала за собой вины.

«И как ей не совестно быть такой… такой сексуальной, чувственной, красивой? Готов ей простить все на свете, даже этого Германа! Интересно, у них было что-нибудь или нет? Или они все-таки ничего не успели? А почему, собственно, я должен прощать ей все это? Разве что… у нее есть этому разумное объяснение. Они прятались… Если бы я не пришел… не застал их вместе… что тогда могло произойти… что?» — спрашивал он себя, а сам понимал, что любит ее безумно, еще больше, чем раньше и все на свете ей простит.

Пандора совсем близко подошла к нему. И чувственно произнесла:

— Тьяго, любовь моя, я беременна.

Тиаго расширил глаза, и понятия не имел, что ему сказать. Пандора неожиданно закрыла ему рот рукой, обняв за шею, и ласково сказала:

— Прежде, чем ты скажешь какую-нибудь очередную глупость, вроде того, что это ребенок не твой, а Германа, я хочу сказать тебе, что я тебя люблю. Люблю с той самой минуты, как увидела, как тщательно ты способен относиться к своей работе, даже такой пустяковой, как продажа проездных билетов.

— Я вовсе не собирался говорить, что…

— А то я тебя не знаю!

— Неужели я способен говорить одни лишь глупости?

— Разумеется. Ты же мужчина и ты мой муж.

— Так плохо, что я глупый? — напряженно всматривался Тиаго в ее лицо.

— Почему же? Это бесподобно! И ты… потрясающий. Не было у меня с ним ничего. Он просто в гости пришел, а тут ты неожиданно явился. Я и испугалась, что ты вообразишь, что я тебе изменила. Он, кстати, в шкафу прятался. Я ему велела. Я же не знала, что он неловкий, как слон.

— Клянешься, что не было ничего?

— Клянусь, — улыбнулась Пандора.

— Почему ты улыбаешься?

— Ты все еще в галстуке и сводишь меня с ума.

— Я…

Пандора устала ждать, когда он сделает ответный шаг и поцеловала его в губы. Тиаго все еще не верил ей, подозревая в измене, но немедленно ответил на поцелуй, обняв руками за талию. Но через пару минут он опомнился и, оттолкнул ее от себя.

— Я вовсе не намерен так легко прощать тебя и забыть… все это!

— Так ничего же не было! — удивилась слегка оскорбленная Пандора.

— Ну, с твоей стороны, может, и не было, но с его… Или ты сейчас станешь спорить, что он тебя хочет?

— Я… я не знаю, что тебе ответить, Мур-мур.

— Можешь ты хотя бы сейчас вести себя прилично и… не подлизываться? — вспылил Тиаго, отступая.

Пандора усмехнулась и расстегнула сзади молнию на платье. Потом сняла его и бросила на диван в спальне.

— Не могу. Я замужем и этот факт не дает мне покоя.

— Ты… Я не знал, что женился на такой… такой бесстыжей женщине! — робко заметил Тиаго, направляясь в спальню.

— Да все ты знал! — рассердилась Пандора.

— И вообще, мне надоели твои увертки! Нельзя отказывать женщине, тем более жене, если она уже не просто подает тебе сигналы — она голая и смотрит на тебя с желанием…

Тиаго подошел к ней и прервал ее тираду, подхватив ее на руки и отнеся на постель. Но он и там продолжал бурчать ворчливо:

— Все вот это: твою грудь, талию, ноги, руки, всю тебя (кстати, ничего не забыл?) он хочет!

— Ну и что? Я же твоя жена.

— И к тебе приперся, пока меня не было дома! А он знает, что ты беременна? Естественно, знает. А ты абсолютно уверена, что я отец ребенка?

Он, в общем-то, подозревал, что получит за эти слова, но чувство ревности пересилило чувство самосохранения. Пандора стукнула его по плечу.

— Ой! Прости, но я…

— Ты, конечно, можешь увидеть, как он похож на тебя, когда он родится, ты даже имеешь право сделать тест ДНК, но не лучше ли будет просто доверять мне?

— Ты слишком идеальна, чтобы я мог тебе доверять.

— К слову, идеальная жена не изменят своему мужу.

— Физически, скорее всего, нет, но мысленно…

— Ты тоже в мыслях болван и тормоз, но это не мешает мне любить тебя!

— Я болван и тормоз?! — обиделся Тиаго.

— Конечно! Я только поэтому тебя, в конечном итоге, и выбрала.

— Вот спасибо! Просто здорово!

— Но знаешь, иногда это очень раздражает, — заметила Пандора.

— Честное слово?

— Честное слово!

— Ну, прости, любимая. Прости за то, что не могу иначе. Прости за то, что ревную, что не поверил… Простишь?

— Ну, конечно.

Только его лицо озарила, было, благодарная улыбка, как она вернула его с небес на землю, добавив ложку дегтя в бочку меда:

— А что мне еще остается? Ты же мой муж и отец моего будущего ребенка. И Герман о нем не знает. Но обязательно узнает в самое ближайшее время.

— Зачем? — удивился Тиаго.

— Чтобы лишить его последней надежды.

— Не хотел бы я оказаться на его месте, — заметил Тиаго серьезно.

— Что, так жаль его? — прищурилась Пандора.

Тиаго и представить себе не мог, как Герман ее раздражает. Ему, как и всем остальным мужчинам на его месте, казалось, что она обязана быть очарованной своими поклонниками. Он, как и все прочие мужчины, был уверен, что она это скрывает.

— Может, и так. Я бы не смог любить тебя… безответно. Я сделал все, чтобы получить тебя.

— Тебе и делать-то ничего не пришлось. За тебя все сделали твои гены: твоя аккуратность, твоя сексуальность и, что там скрывать, твоя красота. Да, Мур-мур, ты очень-очень красив. И твоя красота поможет тебе продолжить твой род и твою потрясающе шикарную фамилию.

Тиаго не умел принимать столь шокирующие комплименты. Он смущался и закрывал лицо руками, как дурак. Увидев это, Пандоре стало стыдно, и она сказала:

— Знаешь, мне стоит попросить у тебя прощения. Я хотела сделать аборт и даже не сообщать тебе о беременности.

Тиаго был растерян.

— Так я, по-твоему, не готов стать отцом?

— Я, мне кажется, не готова. Меня могут не взять на роль, и я загублю свое блестящее будущее.

— Выходит, я допустил ошибку.

— Нет, Тьяго. Я передумала. Если ты обещаешь не ворчать по любому поводу, я готова подумать и стать матерью твоего ребенка в самое ближайшее время.

— Не обещаю. Я люблю тебя. Люблю страшно и страшно ревную. Но ты должна поклясться, что я никогда тебе не надоем.

— Разумеется, нет. В тебе все секси: фамилия, имя…

— Лишь ты произносишь мое имя сексуально, — возразил было Тиаго.

— Это неважно, — сразу же отмела его сомнения Пандора.

— … лицо, фигура, аккуратность, твоя любовь ко мне, — продолжала Пандора.

— А твоя ревность… Она забавная, смешная, чувственная, эмоциональная, открытая… У тебя талант признаваться мне в любви, ревнуя. Что там говорят о том, что любовь не ревнива и основана на доверии? Чепуха! Тогда она, безусловно, скучна и лишена эмоциональной окраски!

Тиаго полез целоваться.

— Теперь все эти 9 месяцев мне можно все! Ни за что не упущу этой возможности!

— Дурачок! — рассмеялась Пандора.

— Как сына назовешь? — спросил Тиаго после секса.

— Почему сына? — удивилась Пандора.

— У тебя… у нас, — поправился Тиаго, — Будет сын.

— Ты хочешь сына?

— Не имеет значения, чего я хочу. Но у тебя будет сын.

— На основании чего ты сделал такой вывод?

— На основании того, что у женщины с сильным характером обычно первым рождается сын.

— Я еще не решила, как его назову. Но это должно быть сногсшибательное имя!

— Есть время подумать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 1

Из книги Как притвориться идеальным мужчиной автора Арсентьева Александра

Глава 1 У Деметры были грустные глаза. Такие грустные глаза бывают у девушки, которая теряет свою любовь. Но у Деметры не было любви. У нее не было ничего, заслуживающего внимания. Кроме, конечно, глаз. Выразительных, карих с серой дымкой и прозеленью, сияющих глаз. Образ


Глава 2

Из книги Обнажённый экстаз (ЛП) автора Йон Ларисса

Глава 2 На протяжении двух лет учебы в колледже Серджио передружил со всеми девчонками в группе, да и в параллельных группах тоже, кроме самой Деметры. Ее имя он даже не мог запомнить. К ней он только однажды залез в сумку и рылся там, а когда Деметре это не понравилось, и она


Глава 3

Из книги автора

Глава 3 В понедельник Деметра надела рыжее платье, зеленые босоножки и взяла терракотовую сумку. Она пришла в офис компании «Золотая осень» и взглянула на себя в зеркало. И тут же услышала насмешливый мужской голос:— Вот это чучело!— Простите? — она обернулась.И вновь


Глава 4

Из книги автора

Глава 4 На следующий день Дарио пришел в свой кабинет и увидел на столе коробочку серебристого цвета. На ней было выгравировано: «Дарио». Он удивился, взял ее в руки и открыл. Внутри лежало красное рубиновое сердечко. Его здорово взволновал этот неожиданный сувенир.«Я не


Глава 5

Из книги автора

Глава 5 — Доченька, как прошел твой первый рабочий день?— Точно так же, как и любой первый день на работе обычной неудачницы.— То есть? Я что-то не понимаю.— Я и сама мало что понимаю, мама. Почему вот уже во второй раз я совершила одну и ту же ошибку?— Какую?— Я влюбилась


Глава 6

Из книги автора

Глава 6 Декьярро долго и терпеливо объяснял ей при следующей встрече во время обеденного перерыва в кафе, как Деметра должна себя вести, чтобы Дарио не заподозрил ничего. Дарио не должен знать, что именно они вынудят его сделать Деметре предложение. Он должен думать, что


Глава 7

Из книги автора

Глава 7 Дарио ушел к себе. А Деметра позвонила Декьярро.— Привет.— Здравствуй. Чего ты хочешь?— Давай встретимся после работы. Мне нравится твое общество.— А Дарио знает об этом?— Нет.— Тогда мой ответ: нет.— Но почему? Я, наконец, встретила человека, общение с которым


Глава 14

Из книги автора

Глава 14 — Здравствуй, Деми.— Здравствуй, Дарио. Ты встречаешь меня в коридоре?— Я хочу извиниться за вчерашнее.— Что вчера было? Не припоминаю.— Я подбил глаз твоему… любовнику, — он споткнулся на последнем слове.— Теперь можешь сказать, что Декьярро тебе не


Глава 17

Из книги автора

Глава 17 Слова Идесс словно пули пронзили его, врезаясь в самую душу. Ты не эгоист. Ты совершал ошибки. Совершал. Такая ошибка может, стоит Идесс жизни. Паника сдавила грудь, и он отступил от Идесс.– Нет, – прохрипел он. – Нет. Я не могу этого сделать. Несчастные случаи


Глава 18

Из книги автора

Глава 18 Женщина по имени Руна лежала в стремительно растущей луже крови, нож Лора торчал у неё в животе.Руна пыталась обратиться в варга, но Рариэль предвидя подобное, вколол ей в шею серебряную иглу. "Не убивай ее, – приказал Роуг. – Я хочу, чтобы она жила. Страдала


Глава 19

Из книги автора

Глава 19 Син бежала по узким коридорам логова убийц. Ее оружие лязгало у нее на бедрах, груди и поясе.Ей нужно было найти Лора. Она должна увидеть собственными глазами, что он не был причастен к тому, что случилось с Руной и ребенком. Не то чтобы она сомневалась в нем. Лор


Глава 20

Из книги автора

Глава 20 Каждая клеточка в теле Идесс пылала. Словно трение между ними, создавало невыносимый жар, заставляя Идесс переместиться к себе домой, только для того, чтобы принять холодный душ. Она была абсолютно уверена, что и Лору он необходим.Либо так, либо он был...Картины того,


Глава 21

Из книги автора

Глава 21 Идесс перенесла Лора на стоянку подземной больницы. Они вбежали внутрь, где, по меньшей мере, два десятка приведений были охвачены безумием: кидались на стены, вопили и забивались во все углы.Эйдолон стоял в регистратуре и в момент, когда он завидел Лора, его глаза


Глава 22

Из книги автора

Глава 22 – Идесс... – произнес Лор сдавленным голосом.– Пожалуйста.Сделать шаг назад было самой трудной вещью, которую он когда-либо делал.– Сейчас не подходящее время. – Что он говорит?Любое время было подходящим. Тем более что они оба могли умереть, и может быть это