Глава 11

Глава 11

На день рождения Сержу Джули и Деметра выбрали и подарили — по объявлению на сайте по интернету нашли — беспородного щенка. Причем щенка ходили выбирать вместе с именинником. Он, в итоге, выбрал того щенка, которого выбрала Деметра. Декьярро и тут подколол ее, что Серж с некоторых пор все делает ради нее. Ради того, чтобы заслужить ее восхищение. На что Деметра справедливо заметила, что, по ее мнению, этот щенок красивее. Все, что бы там ни говорили, выбирают красивых.

— И ты тоже! — словно бы упрекнула она мужа.

— Что ж ты не выбрала Дарио? Или хотя бы Сержа?

— Ты нравишься мне таким, какой ты есть. У меня такой вкус, — язвительно произнесла она.

— Фильмов насмотрелась о любви?

— Дурак! — рассердилась Деметра.

У девушки, хозяйки щенка, Энн, дома был содом: муж, русский спаниель 3 месяца, щенок пекинеса, еще один беспородный щенок, указанный в объявлении и кот рыжий. Кот хотел подойти, но ему помешали щенки и он зло заскочил на табуретку. Такой лай стоял — ужас!

— Как их соседи не выгонят из квартиры? — удивилась Деметра.

После приобретения подарка все пошли в гости к Джули отмечать событие. Пили пиво, ели закуски. Песика покормили колбасой, яблоком и паштетом. Он оказался сообразительным. Утром Серж его едва нашел. Он прятался в коробке из-под картошки. Домой он его повез в бордовой сумке. Голова прикольно из нее торчала. Джули смеялась: «Смешно: идти не надо — тебя везут и все видно!» Макс выгонял щенка в коридор. Он скулил, царапал дверь и просился вовнутрь. А когда его кормили колбасой, искал ее под шкафом. Деметра купила для щенка рыжий кожаный ошейник. Сержу подарили бутылку мартини. Он его любил.

Приехали к Сержу 22 апреля в 13.30 ч. Джули и ее родители были там с 12.00, хотя Серж приглашал к 14.00 ч.

— Странные они какие-то! — заметила Деметра.

— К нам всегда опаздывают, а к нему бегут быстрее ветра. Ну, да бог с ними!

Поели 3 салата (Джули делала с мамой) вкуса «не очень, но есть можно», выпили коньяк. Ели шашлыки. Фотались. Деметра, в-основном, с Дружком (наверно, мама Сержа так щенка назвала) и со всякими тележками, батареей и прочим. Мама купила Сержу «Хонду» в кредит. С ней (темно-лиловая) все тоже нафотались 100 раз. Она впереди была разбита, стоила —. Все сказали, что дешево, а Деметре показалось, что для такого аварийного вида не очень.

Деметра лежала на диване и смотрела на приставания Сержа к Джули и предложила ему:

— Ты одну ногу сюда закинь, а вторую — сюда. Ну, и начнете (она имела в виду секс).

Он здорово напрягся, ответил, что он не понял, что Деметра имела в виду («Врет! Все он понял!» — решила для себя Деметра) и сказал, что она тоже захочет и будет завидовать.

— Да нет. Я присоединюсь тогда.

Декьярро дома ей прочитал лекцию, что вести себя она не умеет.

— Умеешь ты! На моем дне рождении собирался предложить мне секс на столе!

— Не собирался я, — попытался он робко найти путь к отступлению.

— Собирался, ты меня не переспоришь, как бы ты не старался! — ответила Деметра голосом, не допускающим возражений.

— У Сержа, наверно, не стоит, вот он и боится таких шуток. Мама моя еще вчера высказала предположение, что у него никогда не стояло, и поэтому-то, от него жена и ушла. Возможно. А то с причиной развода как-то не ясно. Не говорит, почему разошлись.

— А ты, конечно, спрашивала об этом лично у него.

— Почему бы и нет?

— Мне не нравится, дорогая моя, что ты разговариваешь на щекотливые темы с посторонними мужчинами. Серж может это истолковать так, что решит, будто ты им интересуешься.

— Любимый мой зануда, только лишь ты все способен истолковать именно в эту сторону, а всем остальным не кажется абсолютно ничего подобного!

— Ты так думаешь? С чего же тогда любой мужчина, оказывающийся рядом с тобой, либо делает тебе сразу предложение, невзирая на присутствие мужа, либо приглашает тебя на свидание?

— Не преувеличивай, любовь моя. Их всего лишь несколько: Джо, Дарио, Карло, Майкл Мехмет и… и ты.

— Ты полагаешь, этого недостаточно? Замечательно! Первый, разумеется, этот смазливый, молоденький щенок! Второй — неограненный алмаз Дарио… И почему меня это не удивляет? Даже Карло есть в этом списке! Странно, что ты забыла упомянуть Алекса с учебы, Сандро, мастера татуажа и твою первую, ненаглядную любовь и страсть — Серджо!

— Ты замолчишь, наконец, милый мой? Я уже начала сердиться!

— Ты?! Сердиться?! На меня?! Да за что же?! Да быть этого не может! Я-то у тебя на почетном месте — аж в самом хвосте!

— Объясняю популярно: Серджо нет в этом списке именно потому, что я его ненавижу.

— Я думал, мне это показалось.

— Почему же?

— Ну, просто это слишком прекрасно, чтобы быть правдой.

— Тем не менее, это так и есть.

— Выходит, Джо ты любишь больше всех? — он затаил дыхание.

Деметра улыбнулась, замечая его страх.

— Да, я люблю его! Люблю, как лучшего друга. Он очень хороший парень.

— Угу. Не парень, а золото! — Декьярро отвернулся против своей воли.

— Как же я тебя люблю!

— Так сильно любишь, что упомянула обо мне лишь в самом конце? — Декьярро надулся.

— Я всегда оставляю самое вкусное на десерт, — сексуально улыбнулась жена.

— Зачем ты меня дразнишь? — спросил Декьярро, слегка дергаясь.

— А ты как считаешь, зачем это делает женщина, твоя жена?

— Боюсь даже представить…

— Секса хочу.

Декьярро уже весь дрожал от желания. Но не мог же он признаться в этом открыто. Он боялся, что не столь сексуален для нее, как она для него. И еще больше он боялся услышать и узнать об этом от нее.

— Почему это вдруг?

— Почему вдруг? Мы с тобой муж и жена, я тебя люблю, ты меня любишь… Что нам мешает? Стоп! Поняла! Нам, нет, тебе, мешают твои комплексы.

— Нет у меня комплексов.

— Есть. Ты считаешь, что недостаточно красив, недостаточно сексуален, плохой любовник…

— Это ты так считаешь! — перебил он ее возмущенно.

Она ведь в самую точку попала.

— Нет, ты. Я, напротив, считаю, что ты очень красив, особенно тогда, когда меня ревнуешь, ведь в этот самый момент ты невольно, а, значит, наиболее искренне признаешься мне в любви. А что касается того, что ты не очень хороший любовник — это твои домыслы. Ты считаешь, что я притворяюсь, когда начинаю стонать во время секса? — она серьезно посмотрела ему в глаза.

— Ты считаешь, что женщине можно задавать этот вопрос мужчине? — он тщательно старался скрыть свое желание и небывалое смущение.

— Почему бы и нет?

— Но Деми — кошечка, я…

— Я не стесняюсь своих чувств. Я люблю тебя. И мне нравится заниматься с тобой любовью. Я не считаю зазорным стонать в постели. Или ты стесняешься того, что я люблю секс? Секс с тобой, между прочим.

— Нет, я… — хрипло ответил он, поневоле обнимая ее за талию.

— А мне казалось, что тебе нравятся мои стоны в постели, — осторожно сказала она.

Тут уж он не выдержал и стал быстро и дерзко раздевать ее.

— Да мне все в тебе нравится! И это тоже… сводит меня с ума! И я не думаю, что ты притворяешься в постели. Господи, боже, ты и притворяться-то не умеешь! К сожалению? К счастью? Бог только знает! И я все делаю ради тебя, помнишь? И даже забочусь о безопасном сексе, считаю твои дни… Ну, кроме того случая, когда родилась наша дочь. Но ты ведь меня простила?

— Конечно, — Деметра рассмеялась от тона его голоса.

— Ты так стонала, что у меня… крышу снесло! У меня не было другого выхода тогда… — он смутился, осознав, какую произнес двусмысленность.

— Угу. Но хотя бы вход был! — усмехнулась Деметра.

— Меня страшно возбуждает твое… подобное поведение в постели! Вот почему я потерял контроль над собой!

— Причем, это случилось даже дважды! Но это неважно.

— Ты винишь меня… до сих пор, — ужаснулся Декьярро.

— На самом деле, любимый я тебя обвиняю только в одном — в твоей безумной привлекательности! — жарко шепнула ему это на ухо Деметра.

— Ты симпатичный, красивый, милый, добрый, вежливый, тактичный, образованный… Продолжать?

— Думаю, не стоит, — ответил он хрипло.

И они занялись сексом.

Через несколько лет Деметра научила мужа главному: расслабляться в постели. До встречи с ней он совершенно этого не умел: ни в обычной жизни, ни в интимной. Деметра со смехом ласкала его попу, целовала и кусала уши, шептала ему комплименты… И при этом он медленно, но верно избавлялась от своего главного комплекса — своей стеснительности. Полностью она так и не смогла измениться. Но Декьярро страшно боялся и этого чудесного преображения: ему казалось, что теперь она точно его бросит. Начнет свободно общаться с мужчинами и быстро найдет ему достойную замену. И он стал вести себя так же примитивно, как другие мужчины. Разговаривать интеллигентно, с тонкими намеками он совершенно разучился.

Однажды Деметра встретила во дворе своего бывшего одноклассника Андрэ. Она гуляла с дочерью. Пока младшая дочка (на тот момент ей было 7 лет) играла в песочнице, Андрэ подошел к ней и спросил:

— Как дела, Деметра?

— Нормально.

— Это твоя дочка?

— Да.

— Как зовут?

— Офелия. Если бы был сын — назвала бы Андрэ. Был бы твой тезка.

Андрэ на полном серьезе обратился к Офелии, тронув ее за плечо:

— Расти маленькой принцессой. Не будь такой идиоткой, как я — не начинай курить, пить и не проморгай свое счастье!

Почему-то Деметра мгновенно поняла, что он имел в виду: то, что он в нее влюблен и вовремя не понял своего счастья. Но она не заметила Декьярро, который стоял совсем близко и все слышал. И тоже, разумеется, все понял. Ничего он не знал из их прошлого: ни того, что они сидели за одной партой, ни того, что она исправляла ошибки в его тетради, а он потом пожаловался на нее учительнице и их рассадили. Но главное-то он четко вычислил: то, что он по уши влюблен в нее и жалеет о том, что они не вместе.

Декьярро решил для себя, что стоит немного с ней поссориться. Хотя бы на некоторое время. А то что-то она слишком красива. Ему это надоело. Надоело начинать день с ревности и ею же заканчивать. Так даже в кино не бывает.

И вечером, когда она пришла с прогулки с Офелией и уложила дочь спать, Декьярро решил, что момент истины наступил.

— И много пьет этот парень?

— Какой? — не отрываясь от своего личного дневника, спросила жена.

— Не делай из меня идиота! — строго попросил он ее.

— Красивый парень. У тебя нет сына, но если бы был, ты бы назвала его непременно в его честь!

— Ах, Андрэ! — она повернулась.

— Что у тебя за манера — следить за мной?

— Уж такой я родился. Да и сцена была восхитительная: так и просится в твой роман!

— В безответной любви нет ничего восхитительного. Разве 1,5 года ухаживания за мной тебя этому не научили? Не всем везет так, как тебе!

— А, так значит, мне везет! Что ж, буду это знать.

— Ты думаешь иначе?

— Да нет, все правильно. Ты еще забыла добавить: дуракам — счастье!

— Ты не дурак, — возразила Деметра.

— Дурак я. Стою и цепляюсь к словам вместо того, чтобы подойти и поцеловать тебя.

— Считаешь, момент настал?

— Я считаю, что я — сумасшедший. Нельзя так ревновать.

— Разумеется, нельзя. С ума можно сойти!

— И что же делать? Что ты мне посоветуешь?

— Ну, для начала поцелуй меня, а потом посмотрим.

Декьярро поцеловал ее.

— Почему у тебя все поклонники такие красивые? Очень красивый этот… Андрэ. Он что, тебе в детстве нравился?

— Нет, просто имя красивое.

— Имя… А кто он? Кем работает?

— Даже не знаю. Бывший наркоман.

— У тебя и такие есть!

— Его у меня точно нет. Давай спать ложиться.

Несколько лет спустя, в 2013 году, в декабре, Андрэ увидел Деметру в супермаркете, кинулся ее приветствовать и стал обнимать за грудь, за талию. Она была в длинном светлом пуховике: сильно похудевшая и невероятно хорошенькая. С ней была Пандора. На тот момент Пандоре было 14 лет, она все понимала и смущенно отворачивалась. И даже не спросила дома, кто это. Дочь у Деметры была деликатной и разговоров о таких ситуациях избегала. Андрэ стал выспрашивать, как она похудела. А потом осмелел совсем и стал признаваться ей в любви: «Это моя бывшая одноклассница — любовь всей моей жизни!» — говорил он трезвому, симпатичному, интеллигентному другу. Тот просил его тихо: «Андрэ, не позорься!» Но ничего не помогало. Андрэ звал ее идти с ним, она упиралась, ей было стыдно и неловко. Охранник вывел нетрезвого Андрэ из супермаркета. Декьярро никогда об этом не узнал.

Декьярро проснулся позже Деметры. Она писала свой роман. Он встал и подошел к ней.

— Доброе утро, дорогая. Вчера я забыл тебе сказать, что у меня для тебя сюрприз. Я купил билеты в Петербург — Северную Венецию. Что ты скажешь на это?

— Я была совершенно права, когда без памяти влюбилась в тебя почти 15 лет назад. Ты — чудо!

— Мы улетаем 8 июня, в 06.25 утра. А о чем ты сейчас пишешь?

— О самом лучшем мужчине на планете Земля, — улыбнулась Деметра одними глазами.

— И кто это? — глупо поинтересовался Декьярро.

— Вероятно, Майкл Мехмет? Или Роберт Дауни младший? — продолжал он тормозить.

— Как все запущено! — Деметра встала из-за стола и поцеловала мужа.

— И что это значит?

— целую лучшего мужчину на свете.

— Я не могу быть для тебя самым лучшим мужчиной. Я всем твоим кавалерам проигрываю.

— Можешь. И поэтому — тоже.

— Почему — поэтому?

— Потому, что зовешь этих всех абсолютно посторонних людей кавалерами.

— Я их так зову потому, что каждый из них считает своим долгом за тобой ухаживать.

— Я их об этом не просила, — спокойно ответила Деметра.

— Еще бы не хватало, чтобы просила!

— А что бы тогда случилось? Ты же обещал выполнять все мои прихоти и капризы!

— Я бы сошел с ума тогда, Деми — кошечка! — выдохнул он признание, обнимая ее за талию.

— Ты и так совершенно ненормальный!

— Почему же?

— Ты все время со мной подчеркнуто вежлив и тактичен.

— Тебе же это нравится!

— Ну, еще бы!

— Любому мужчине доподлинно известно: «Хочешь затащить в постель девушку — будь вежлив». Звучит грубовато, согласен.

— Дорогой, ты меня намерен шокировать до старости?

— Я безумно люблю тебя, но я понимаю, что даже если я буду вести себя идеально, ты все равно будешь сомневаться, правильно ли ты сделала, что вышла за меня замуж. Я знаю, как себя охарактеризовать: неудачник. Мне повезло единственный раз в жизни, когда я встретил тебя, ты вышла за меня замуж вместо того, чтобы послать меня куда подальше.

— Воспитанный человек не скажет «Пошли бы Вы на…» Вместо этого он произнесет: «Я вижу, Вы далеко пойдете!»

— Ты слишком часто сидишь в «Фейсбуке», прелесть моя. И там, разумеется, тоже переписываешься с мужчинами.

— Это было давно. Сейчас я больше занята перепиской со своими поклонниками творчества.

— А Майкл Мехмет удостоен чести быть твоим творческим поклонником? Сам-то он стихи не пишет?

— Нет.

— Но на свидание тебя пригласил!

— Откуда ты это знаешь?

— Интуиция. Я знаю, что ты согласилась. У меня к тебе только одна просьба: не целуй его, когда он попросит об этом.

У Деметры округлились глаза.

— Не станет он об этом просить!

Декьярро вплотную прижал ее к себе и спросил:

— Что ты сейчас чувствуешь?

— Ну…я… Мне стыдно это произносить, но…

— Это называется сексуальное влечение. Когда мужчина находится рядом с привлекательной для него женщиной, он испытывает к ней непреодолимое сексуальное влечение или желание. В 99 % случаев из 100 женщине лестно такое внимание. Ты считаешь, что ты принадлежишь к оставшемуся 1 % женского населения?

— Я считаю, любимый, что я принадлежу к тому самому 1 % женщин, которые непонятно, что нашли в своем избраннике, который стоит рядом с привлекательной для него женщиной, к которой обязан испытывать то самое сексуальное влечение, а вместо несет всякий бред и чистой воды околесицу!

Декьярро мужественно подхватил ее на руки и отнес в постель…

— Я хочу тебя с первой минуты, как увидел. Ты не представляешь, как я мучаюсь, наблюдая, как ты нравишься всем своим поклонникам!

— Любимый, а ты бы женился на мне, если бы я отдалась тебе до свадьбы? Конечно, нет.

— Вне всяких сомнений! Я же люблю тебя. Если женщина спит с мужчиной до свадьбы, а он после этого бросает ее, мотивируя тем, что она гулящая — он ее просто не любит. И если мужчина склоняет женщину к сексу до брака, не обращая внимания на ее протесты и убеждения — он ее не любит. Не надо ничего выдумывать. Все просто. Любит — женится, даже если ее поступки осуждаются в обществе. Мужчине, который по-настоящему любит, неважно, что говорит и делает женщина. И если любит — всегда найдет возможность позвонить. Забыл, потерял телефон — не аргумент, а отговорка.

— Я всегда говорила, что ты — идеал, любовь моя. И все твои убеждения — чудо!

— Я просто психолог.

— Ты просто моя любовь.

— Я тут недавно прочел, что кареглазые могут любить двоих одновременно. В твоем случае, двоими, я считаю, дело не ограничивается.

— В моем случае, любовь моя, тебя следовало бы задушить еще в утробе! Ты мне здорово надоел!

— Прости меня, моя кошечка!

— Прощаю. Сегодня вечером я встречаюсь с Майклом Мехметом.

— Сегодня вечером?!

— Ну, да. А что, что-то тебя не устраивает?

— Абсолютно все!

— А конкретнее?

— Тебе прямым текстом?

— Желательно, дорогой мой.

— Не надо называть меня дорогим, если идешь на свидание с другим мужчиной. Это во-первых.

— Это не свидание. Мы просто друзья.

— Но ведь именно я преподнес тебе истину: дружбы между мужчиной и женщиной не бывает.

— Хорошо, не бывает. Майкл не станет выходить за рамки.

— Даже я многократно делал это, что уж говорить о нем!

— И когда же ты, любовь моя, вышел за рамки?

— Да в первый же момент знакомства с тобой! Будто ты не знаешь! — он закусил губу.

— Ну, прежде ты активно это отрицал! — улыбнулась Деметра.

— Просто этот Мехмет… он слишком хорош, чтобы я мог забыть об этом! Он даже петь умеет! Женщины, всем известно, любят ушами.

— В моем случае я люблю своим здравым смыслом.

— Здравый смысл тебе подсказывает бросить так поспешно своего ревнивого мужа?

— Ты такой милый! Это просто деловая встреча.

— На которую он явится с роскошным букетом цветов, и будет петь тебе свои лучшие песни!

— Вряд ли, Кьярро. Ты меня отпустишь?

— Что мне еще остается? Ты все равно поступишь по-своему.

— Да.

Вечером за ней заехал Майкл Мехмет. Разумеется, он преподнес ей красивый букет роз.

— Что я говорил? — шепнул ей на ухо муж.

— Ты всегда прав, — ответила Деметра.

Она надела черное платье без рукавов, с черным сатиновым поясом и узором белого мелкого горошка и красных маков. Декьярро обожал ее в этом платье. У нее была такая талия, что очень искренне хотелось этого Майкла придушить. Но он вежливо пожелал им приятной прогулки и закрыл дверь.

Когда они вышли из дома, Майкл сказал:

— Я так рад тебя видеть! Божественное платье! Но ты в тысячу раз красивее, чем оно!

— Ведите себя скромнее, мистер Мехмет. Я лишь согласилась прогуляться с Вами по городу.

— Вы не обратитесь ко мне «на ты?»

— Нет. Не стоит этого делать. Мой муж…

— Я вижу, как он сходит с ума, когда видит нас вместе.

— Зачем же Вы его провоцируете? — строго поинтересовалась Деметра.

— Я к нему ревную. Я ведь вижу, как сильно Вы его любите!

— И что: запрещено любить своего мужа?

— Конечно, нет. Но я… Я люблю Вас, — глаза его сверкали, когда он слегка дотронулся до ее руки.

Они сели в его машину.

— Я думала, мы пойдем пешком.

— Да. Но сначала мы доедем до одного места. Хотите увидеть театр?

— Хочу. В прошлый раз я почти ничего не успела рассмотреть.

Пока они гуляли по театру, Майкл все время не сводил с нее глаз.

— Хотите меня загипнотизировать? — улыбнулась Деметра, в конечном итоге.

— Хочу жениться на Вас, — просто ответил Мехмет.

— Знаю, Вы уже замужем и любите мужа, но я… Позвольте мне спеть для Вас!

— Хорошо.

— Какой у него голос! — рассказывала потом Деметра Джули.

— И что, Декьярро был прав: он пытался тебя поцеловать?

— Нет.

— Нет? — удивилась подруга.

— Он просто такой… такой! Я думала, что таких мужчин уже не осталось!

— Декьярро-то, надеюсь, не подозревает об этом?

— Конечно, нет. Мы стояли в парке и говорили обо всем на свете… и одновременно ни о чем. Знаешь, что он сказал о моем муже?

— Какую-нибудь гадость.

— А вот и нет! Он с искренней грустью произнес: «Нет никакого секрета счастливых семейных взаимоотношений. Надо просто найти нужного человека». Как это было красиво и трогательно!

— Ты в него влюблена?

— Кажется, да. Совсем чуть-чуть.

— Он просто театральный актер.

— Он такой классный! Просто замечательный: талантливый, творческий, восторженный, искренний, честный! Как я!

— Декьярро не позавидуешь!

— Это верно! Но он самый лучший мужчина на свете: он исполняет все мои желания. Причем как моральные, так и материальные.

— А ты?

— И я плачу ему тем же.

— Так у вас двоих, выходит, идеальный брак?

— Да просто волшебная сказка… о любви!

— с ума можно сойти!

— Совершенно с тобой согласна! А как у тебя?

— Макс, он… С ним всегда можно договориться. Хотя, он все чаще начинает ненавидеть Сержа.

— Его можно понять! — рассмеялась Деметра.

— Я не понимаю, зачем его мамаша подливает масла в огонь? Вообще, в последнее время свекровь у меня как-то испортилась!

— Да люди на самом деле не меняются. Такая она, значит, и была.

— Но почему? — возмутилась Джули, возвращаясь к своему вопросу.

— Ревнует. Обидно за сына. Нельзя не заметить, как Серж тебя целует, обнимает, заботится о тебе! Как он тебя любит!

— О, да!

— Что, часто признается в любви? — усмехнулась Деметра.

— Не то слово! Постоянно, можно сказать. На ухо шепчет… всякие глупости.

— О-о-о! — отреагировала Деметра любимым для всех подруг образом.

Вечером следующего дня Декьярро нашел время с женой поговорить.

— Извини, вчера был очень занят. Совсем не остается времени на личную жизнь. Как прошло вчерашнее свидание?

— Предпочитаешь тактику удава?

— Предпочитаю называть вещи своими именами.

— А! Тогда слушай вкратце: 1) мы не целовались и он даже об этом не просил…

— Он джентльмен! — серьезно ответил Декьярро.

— Если ты хотел похвалить его — напрасный труд, мой дорогой!

— Ну, естественно! Во-первых, я страшно ревную, и ты это знаешь, а во-вторых, и это причиняет мне боль, он выше всяческих похвал, верно? Просто идеальный мужчина!

— Да, он хорош… — осторожно начала Деметра.

— Хорош? Не скромничай, любимая! Он великолепен!

— Да. Но это ничего не значит. И это, во-вторых, третьих, и далее по тексту. Абсолютно ничего! И еще: он понимает, что я люблю тебя и останусь только с тобой… навсегда. До последнего вздоха.

— Как в романе!

— Ну, конечно! — улыбнулась Деметра.

Какой у них был секс в эту ночь! Об этом и в романах не пишут.

Наутро Декьярро прищурился и сказал:

— Читал недавно статью о том, как женщины часто симулируют оргазм. И задумался: а как часто ты это делаешь?

— Я не симулирую оргазм. Я вообще никогда не притворяюсь в чувствах. Зачем? Ложь всегда видна: она заметна с первого взгляда. И зачем мне лгать? Я люблю тебя, ты любишь меня.

— Выходит, у нас идеальные интимные отношения?

— Конечно.

— Но… как это возможно?

— Очень даже просто. Когда мы с тобой в постели, мне так и хочется к тебе прикоснуться.

— Почему?

— Я тебя люблю. И вообще я люблю прикасаться. Так интересно: ты мужчина, а я — женщина. Это очень волнующе!

— Правда?

— Да. Ты такой симпатичный, когда стесняешься!

— Я тебе нравлюсь?

— Очень!

— Тогда ответь мне: почему ты решила пойти с Майклом на свидание? Опять мне за что-то мстишь?

— Догадливый! Валентина твоя снова приходила. Когда она оставит тебя в покое? Пятнадцать лет прошло!

— И что ты мне посоветуешь? Как мне от нее избавиться?

— Наконец-то ты перестал безупречно отзываться о ней!

— Хотелось тебя порадовать. Я достиг своей цели?

— О, да!

— И что теперь?

— Делай, что хочешь! Это ведь твоя жизнь.

— А как же это: «Ничто так не ограничивает свободу действий, как фраза: «Делай, что хочешь?!»

— Был у меня на странице в «Фейсбуке?»

— Постоянно там бываю.

— Любопытное ты чудо мое!

— Скорее, ревнивое. Я думал, ты будешь сердиться. Не забуду никогда, как ты сердилась на меня, когда я стал твоим преподавателем!

— Ты все про то, что у нас полгода не было секса? И почему, душа моя, ты настолько озабоченный?

— Потому что ты нереально прекрасна! А ты?

— Что я?

— Как часто ты думаешь о сексе… обо мне?

— Слишком часто думаю о тебе. А о сексе, конечно, реже.

— Я несексуальный, по-твоему?

— Еще какой сексуальный! И даже сейчас, когда спрашиваешь об этом.

— Нельзя об этом спрашивать?

— Ну, пишут, что нельзя, например, спрашивать: «Тебе хорошо?» Но меня такие вопросы абсолютно не напрягают. Мне фиолетово! Спрашивай, что хочешь, сколько хочешь и когда хочешь.

— Что ты подумала, когда меня впервые увидела?

— То же, что и сказала.

— Боже, я от твоей откровенности в тот вечер чуть с ума не сошел!

— А сейчас?

— Я не могу насладиться твоим присутствием в моей жизни. Мне почему-то кажется, что это сон. Я боюсь, что ты исчезнешь однажды.

— Дурачок ты какой!

— Я страстно тебя люблю!

— Но так редко говоришь об этом!

— Так я умираю каждый раз, как признаюсь тебе в этом!

— Тогда это все объясняет. Я тут читала статью о том, сколько раз мужчины и женщины в день думают о сексе. И, знаешь, я не 9-15 раз думаю о нем, как другие женщины, а примерно 5–7. Это мало, да?

— Нормально.

— А ты? Про мужчин пишут, что они думают о сексе каждые полчаса. Давай ты запишешь, сколько раз в день ты думаешь о сексе. Будет интересно почитать.

— Бумаги не хватит, — он так смутился, что отвернулся и зажмурил глаза.

Деметра счастливо смеялась.

Ночью ей приснился изумительный сон. Ей даже долгое время не хотелось просыпаться: реальность не так хороша. Деметра видела во сне Роберта Дауни младшего. Сначала она зашла в магазин женской одежды и попросила у продавца примерить купальники. А вместо этого купила белую полупрозрачную блузку с длинными рукавами и серебристыми пуговицами. Потом она шла по школьной столовой, где учились ее дочери, и на пороге в столовую увидела Роберта Дауни младшего в серо-голубом костюме в образе Тони Старка: с усами и бородкой. Она так была удивлена и обрадована, что, не думая о последствиях, бросилась целовать его и обнимать. Роберт стал целовать ее в ответ. Потом они вместе наткнулись на бандитов. Роберт познакомил ее со своим двойником и тот, естественно, влюбился в нее. И они вместе летели на вертолете в живописных горах. И целовались. Он сделал ей предложение, и она решила, что он классный и дала согласие. А потом она с дочерью (которая появилась неизвестно, откуда) была в гостях у настоящего Роберта Дауни младшего. Он был уже старый, больной, без усов и бороды, но с прической, напоминающей молодого Дастина Хоффмана. И сидел в белой вытянутой майке на скрипучем коричневом диване. Потом встал и стал показывать Деметре, как он сам себе ставит уколы. И спустил свои грязные тренировочные штаны. Когда Деметра увидела, какая классная у него задница и какой он больной, и на губах запеклась кровь, ей стало его жалко, и она почувствовала, что по уши влюблена в него и бросилась ему на шею, стала целовать его. На этом сон ее закончился. Естественно, мужу она решила об этом не говорить. Уму непостижимо, как он догадался, что она видела во сне какого-то мужчину.

— Кого ты видела во сне, любимая?

Когда он страшно ревновал ее, то называл любимой.

— Никого. Не помню, если точнее.

— Если точнее, ты мне лжешь!

— Кьярро!

— Я Кьярро уже 37 лет. А ты меня, все-таки, обманываешь.

— Но почему ты так решил?

— У тебя лицо светится изнутри. Излучает божественный, одухотворенный свет. Так понятнее?

— А-а-а! Теперь да. Ну, Роберта. Роберта Дауни младшего.

— Ты видишь во сне только своих любовников. И постоянно с ними целуешься. Думаешь, мне приятно?

— Прости!

Следующей ночью она занималась сексом с Кьярро в шкафу. Когда она рассказала про сон, он чуть не умер от смущения.

— Я…

— Ты — моя любовь, а я — твоя. И во сне я занимаюсь сексом только с тобой. У меня и наяву ни с кем ничего такого не было. Только с тобой я абсолютно счастлива. Ты такой сейчас красивый! М-м-м!

Он прижал ее к себе.

— Ты всегда, когда виновата, пытаешься меня соблазнить. Это нечестно!

— «Желание женщины — закон, пока желание мужчины — женщина!» — улыбнулась Деметра.

— Господи, как я тебя люблю!

— Надо прийти к тебе на работу как-нибудь в чулках и… без трусиков.

— Ты нарочно дразнишь меня?

— Я все делаю нарочно, когда я с тобой. И именно поэтому влюбляюсь в тебя все больше и больше.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 1

Из книги Как притвориться идеальным мужчиной автора Арсентьева Александра

Глава 1 У Деметры были грустные глаза. Такие грустные глаза бывают у девушки, которая теряет свою любовь. Но у Деметры не было любви. У нее не было ничего, заслуживающего внимания. Кроме, конечно, глаз. Выразительных, карих с серой дымкой и прозеленью, сияющих глаз. Образ


Глава 2

Из книги Обнажённый экстаз (ЛП) автора Йон Ларисса

Глава 2 На протяжении двух лет учебы в колледже Серджио передружил со всеми девчонками в группе, да и в параллельных группах тоже, кроме самой Деметры. Ее имя он даже не мог запомнить. К ней он только однажды залез в сумку и рылся там, а когда Деметре это не понравилось, и она


Глава 3

Из книги автора

Глава 3 В понедельник Деметра надела рыжее платье, зеленые босоножки и взяла терракотовую сумку. Она пришла в офис компании «Золотая осень» и взглянула на себя в зеркало. И тут же услышала насмешливый мужской голос:— Вот это чучело!— Простите? — она обернулась.И вновь


Глава 4

Из книги автора

Глава 4 На следующий день Дарио пришел в свой кабинет и увидел на столе коробочку серебристого цвета. На ней было выгравировано: «Дарио». Он удивился, взял ее в руки и открыл. Внутри лежало красное рубиновое сердечко. Его здорово взволновал этот неожиданный сувенир.«Я не


Глава 5

Из книги автора

Глава 5 — Доченька, как прошел твой первый рабочий день?— Точно так же, как и любой первый день на работе обычной неудачницы.— То есть? Я что-то не понимаю.— Я и сама мало что понимаю, мама. Почему вот уже во второй раз я совершила одну и ту же ошибку?— Какую?— Я влюбилась


Глава 6

Из книги автора

Глава 6 Декьярро долго и терпеливо объяснял ей при следующей встрече во время обеденного перерыва в кафе, как Деметра должна себя вести, чтобы Дарио не заподозрил ничего. Дарио не должен знать, что именно они вынудят его сделать Деметре предложение. Он должен думать, что


Глава 7

Из книги автора

Глава 7 Дарио ушел к себе. А Деметра позвонила Декьярро.— Привет.— Здравствуй. Чего ты хочешь?— Давай встретимся после работы. Мне нравится твое общество.— А Дарио знает об этом?— Нет.— Тогда мой ответ: нет.— Но почему? Я, наконец, встретила человека, общение с которым


Глава 14

Из книги автора

Глава 14 — Здравствуй, Деми.— Здравствуй, Дарио. Ты встречаешь меня в коридоре?— Я хочу извиниться за вчерашнее.— Что вчера было? Не припоминаю.— Я подбил глаз твоему… любовнику, — он споткнулся на последнем слове.— Теперь можешь сказать, что Декьярро тебе не


Глава 17

Из книги автора

Глава 17 Слова Идесс словно пули пронзили его, врезаясь в самую душу. Ты не эгоист. Ты совершал ошибки. Совершал. Такая ошибка может, стоит Идесс жизни. Паника сдавила грудь, и он отступил от Идесс.– Нет, – прохрипел он. – Нет. Я не могу этого сделать. Несчастные случаи


Глава 18

Из книги автора

Глава 18 Женщина по имени Руна лежала в стремительно растущей луже крови, нож Лора торчал у неё в животе.Руна пыталась обратиться в варга, но Рариэль предвидя подобное, вколол ей в шею серебряную иглу. "Не убивай ее, – приказал Роуг. – Я хочу, чтобы она жила. Страдала


Глава 19

Из книги автора

Глава 19 Син бежала по узким коридорам логова убийц. Ее оружие лязгало у нее на бедрах, груди и поясе.Ей нужно было найти Лора. Она должна увидеть собственными глазами, что он не был причастен к тому, что случилось с Руной и ребенком. Не то чтобы она сомневалась в нем. Лор


Глава 20

Из книги автора

Глава 20 Каждая клеточка в теле Идесс пылала. Словно трение между ними, создавало невыносимый жар, заставляя Идесс переместиться к себе домой, только для того, чтобы принять холодный душ. Она была абсолютно уверена, что и Лору он необходим.Либо так, либо он был...Картины того,


Глава 21

Из книги автора

Глава 21 Идесс перенесла Лора на стоянку подземной больницы. Они вбежали внутрь, где, по меньшей мере, два десятка приведений были охвачены безумием: кидались на стены, вопили и забивались во все углы.Эйдолон стоял в регистратуре и в момент, когда он завидел Лора, его глаза


Глава 22

Из книги автора

Глава 22 – Идесс... – произнес Лор сдавленным голосом.– Пожалуйста.Сделать шаг назад было самой трудной вещью, которую он когда-либо делал.– Сейчас не подходящее время. – Что он говорит?Любое время было подходящим. Тем более что они оба могли умереть, и может быть это