Эротический этюд # 28

Эротический этюд # 28

– Подари мне цветы, – попросила Она.

– Какие? – спросил Он.

– Не знаю. Какие хочешь. Только, чтобы их было много.

Она сидела в кресле в старомодной ночной рубашке. Он лежал на кровати, ничему не удивляясь.

– Ты поцелуешь меня? – спросил Он.

– Да, – просто ответила Она. – Только я не знаю, как это делать.

– Очень легко, – сказал Он. – Тебе нужно прикоснуться своими губами к моим.

– И все? – спросила Она. Поцелуй, по ее представлениям, явно был чем-то большим.

– Ну... – замялся Он. – Можно еще коснуться языком...

– Да, – улыбнулась Она. – Я тебя поцелую...

Она поднялась с кресла, легко, как пар над чашкой кофе. Подошла к нему, села на край кровати и наклонилась к губам.

– Ты подаришь мне цветы? – спросила Она. Произнося «п» и «м» Ее губы касались Его губ. Остальные буквы обернулись легкой рябью на штилевой поверхности Его ожидания.

– Да, – ответил Он. – Подарю. Поцелуй меня.

Он принялся считать букеты похотливых роз, грациозных ирисов и чопорных лилий, которые он принесет ей завтра. Семнадцать... Восемнадцать... Девятнадцать...

– Трррррррззззззззз!!!

На языке будильника это означало: «Вставай, сукин сын, я принес тебе новый день».

Он проснулся, успев полузакрытой частью зрачка увидеть, как Она отпрянула в темный угол и растаяла там без звука. Предметы выступили из мрака нечетко, как карандашный набросок, раскрашенный выдохшимися фломастерами. Стол, пепельница, книжные стеллажи, вчерашние бутылки пива, допитые паркетом.

– Тебе хорошо, – сказал Он кукле, купленной вчера за бесценок, – Были бы у меня глазки – пуговицы! Застегнуться на них – и послать все подальше...

Кукла, понятное дело, ничего не ответила.

У нее был на редкость дурацкий вид. Своей физиономией и никчемным платьицем она вызывала брезгливую жалость. Если бы не Его страсть к бездарным безделушкам прошлых лет, она оказалась бы на свалке через несколько дней. Но страсть была, и кукла оказалась в коллекции другого барахла между глобусом с неузнаваемой географией стран и трубкой, которую когда-то часто и вкусно курили...

Он встал с кровати и отправился умываться. Начался один из дней, о которых потом решительно нечего вспомнить. Возьмем у памяти пример и постараемся скоротать его незаметно, описав в трех словах:

Отходняк. Безделье. Осень.

Четвертым, тайным и главным словом, станет Ожидание.

Он дождался своего, и следующей ночью Она вернулась.

Неизвестно, где она пряталась весь день, но в Его сон явилась без опоздания и никуда не спешила уходить. Она продолжила с того места, где вчера разлеглось многоточие, а именно – нежно поцеловала Его в губы. После этого Она отстранилась и, оглядевшись по сторонам, спросила:

– Ты здесь живешь?

– Да. А что?

– Ничего. – Ему показалось, что Она вздохнула.

– Тебе не нравится мой дом?

– Нравится. Только очень...

– Грязно?

– Нет... Немножко...

– Бедно?

– Нет... не знаю... непривычно...

– А я?

– Что?

– Я тебе нравлюсь?

– Ты – как твой дом. А твой дом мне нравится...

– А ты где живешь?

– Не помню...

– То есть как это – не помню?... – на Него повеяло сквозняком от распахнутого настежь вопроса...

– Там много цветов... Ты подаришь мне цветы?

– Да... Ты уже решила, какие?

– Нет. Какие хочешь...

– Обязательно подарю... Ты уже уходишь?

– Нет... Я...

– Что?

– Мне понравилось целоваться. Можно, я поцелую тебя еще раз?

– Можно. Ты здорово целуешься.

Она потянулась к его губам и вдруг отпрянула. Ее глаза замерли на чем-то за его спиной.

– Что с тобой? – спросил Он.

– Это моя кукла, – сказала Она, зло поджав губы. – Откуда она у тебя?

Он хотел ответить, что купил куклу в антикварном магазине на Арбате, но не успел.

Будильник цапнул его за ухо, Он проснулся и сел в постели.

Реальный мир был на месте, включая куклу, помешавшую Ему целоваться. У нее был такой же тупой вид, как и накануне, и Он разозлился на тряпичную разлучницу с расстегнутыми глазами.

День тянулся долго, каждый час полз улиткой и оставлял после себя полоску слизи. Он прибрался в квартире. Потом несколько раз пытался заснуть, но безуспешно. День по-прежнему умещался в три слова, и слова эти были:

Ожидание. Ожидание. Ожидание.

В ожидании сна он переставлял в квартире предметы, чаще всего – куклу, которой было тесно между глобусом и трубкой. Подселяя куклу к новым соседям, Он каждый раз натыкался на ее молчаливое недовольство и пытался угодить капризному куску ветоши, как мог, только бы он (кусок ветоши) не помешал ночным поцелуям.

Он понял, что заснул, когда увидел Ее силуэт в двери. Она была бледнее обычного, смотрела строго.

– Я соскучилась, – сказала Она обиженно.

– Я тоже, – сказал Он.

– И я снова хочу поцеловать тебя, – сказала Она, смягчаясь.

– Я тоже, – отозвался Он.

Они долго целовались, и Он удивлялся тому, что такая взрослая красивая девица целуется как первоклашка. Утолив первый голод, Она отстранилась и спросила:

– Я хочу тебя потрогать. Обнять. Ты меня научишь, как это делать?

– Конечно, – прошептал Он. Это была ложь, потому что прежде его никогда не обнимали женщины, не считая, конечно, мамы, бабушки и двух-трех теток.

Они разделись догола и обнялись. Потом Он начал делать с Ней какие-то странные вещи, а Она смотрела на него блестящими, как пуговицы, глазами. А иногда закрывала глаза и молча целовала его в ответ...

Потом Она сказала:

– Мне пора идти.

– Не уходи, – попросил Он.

– Я должна уйти, – сказала Она. – Иначе тебе будет плохо. Очень плохо.

– Откуда ты знаешь?

– Я чувствую. Мне пора.

– Ты вернешься?

– Да. Мне кажется, я люблю тебя.

– Я люблю тебя, – эхом отозвался Он.

– Пусть Долли остается здесь.

– Долли?

– Да. Моя кукла. Мама подарила ее мне в тот день, когда мы впервые ходили к доктору. Она сказала, что Долли – волшебная кукла... Потом, когда я разболелась, она очень помогла мне.

– Мама?

– Мама тоже. Но Долли – больше. Потому что она всегда улыбалась, а мама – редко.

Он все понял и проснулся от горя. Сквозь слезы он увидел, что будильник давно стоит. Сколько?

Час? День? Год?

Теперь это было неважно.

День, не в пример двум предыдущим, прошел в запоминающихся хлопотах. Мальчишка собрал все деньги, распродал антикварную коллекцию и купил цветы. Порочные розы, грациозные ирисы, чопорные лилии. Панибратские ромашки. (Еще. Еще). Много цветов. Для того, чтобы перевезти их, пришлось нанимать машину.

Теперь Он знал, где Ее искать. Знал, где Ее можно найти всегда.

Постояв над ворохом цветов, скрывшим и имя, и даты, Он уехал домой. К волшебной кукле Долли.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Эротический этюд # 25

Из книги Сто осколков одного чувства автора Корф Андрей

Эротический этюд # 25 Он обернулся Кляксой и упал на ее чистейший тетрадный лист. Она успела превратиться в Чернильницу и растворила его с тихим всплеском. Он обернулся Вороненком и изнутри застучал по стеклу, проклевываясь. Она раздалась во все стороны, заквохтала


Эротический этюд # 26

Из книги автора

Эротический этюд # 26 Хочешь, я покажу тебе фокус? Вот моя шляпа. Она так велика, что, голова помещается в ней целиком, а поля лежат на плечах на манер старинного испанского воротника. Я ношу ее, когда не хочу ничего видеть, а в остальное время использую для трюков.Вот ее дно.


Эротический этюд # 27

Из книги автора

Эротический этюд # 27 – Хуй ее знает... – сказал Толстый. Он был бывший бандит и называл Стрелку «марухой»:– Может, загуляла...– Мож, и так, – сказал Беспалый. В прошлой жизни он был токарь. Или фрезеровщик. Какая теперь разница? Он был самый старый и называл Стрелку


Эротический этюд # 28

Из книги автора

Эротический этюд # 28 – Подари мне цветы, – попросила Она.– Какие? – спросил Он.– Не знаю. Какие хочешь. Только, чтобы их было много.Она сидела в кресле в старомодной ночной рубашке. Он лежал на кровати, ничему не удивляясь.– Ты поцелуешь меня? – спросил Он.– Да, –


Эротический этюд # 29

Из книги автора

Эротический этюд # 29 «Почему на бензоколонках никогда не продают цветов?» – подумал Он. «Ясное дело», – откликнулось изнутри. – «Цветы, как ты мог заметить, украшают иногда фонарные столбы вдоль дороги... Продавать цветы на бензоколонке – издевательство над тобой,


Эротический этюд # 30

Из книги автора

Эротический этюд # 30 Дождь колотил по подоконнику со старательностью неумехи-барабанщика, производящего тем больше звуков, чем меньше их приходится на нужную долю.Девочка с глазами сиамской кошки лежала на диване и смотрела в окно. Там от капель зябко вздрагивала липа, и


Эротический этюд # 31

Из книги автора

Эротический этюд # 31 Соната соль-минор для фортепиано в четыре руки. Опус 31 Часть первая. Vivo non tanto ...Ну и голос, – подумала Она. – Вероятно, таким будут читать список грешников на Страшном суде. И вся она хороша, эта тумба, запертая на ключ своей воинствующей девственности.


Эротический этюд # 32

Из книги автора

Эротический этюд # 32 – Видите ли, дружище, – сказал тот, которого мне приспичило назвать Панургом. – Женщины есть не что иное, как другой биологический вид существ.– Вот как? – удивился собеседник. Назовем его Пантагрюэль.– Представьте себе. Поэтому смешно пытаться


Эротический этюд # 34

Из книги автора

Эротический этюд # 34 Поиграем словами, дамы и господа.Но прежде заглянем в магический кристалл и услышим, как с центральной, огромной, запруженной и шумной из-под острых, зазубренных и беспощадных летят жалкие, горькие, истошные, последние-распоследние.Это литераторы


Эротический этюд # 42

Из книги автора

Эротический этюд # 42 Он решительно открыл дверь и шагнул в коридор, как в сени с мороза, прищемив дверью табачный дым и гул толпы, сунувшиеся следом.В коридоре было тихо, только сердце забивало сваи в оба виска сразу. И было от чего. Он слишком долго решался на этот шаг. За это


Эротический этюд # 48

Из книги автора

Эротический этюд # 48 – С другой стороны, мне нравятся его пьесы, – сказал Он о модном писателе. – В них есть жизнь, которой не хватает рассказам.– Не люблю пьесы, – Она капризно сморщила носик. – Они хороши только на сцене.У Нее было лицо дорогой штучной куклы, маленькие


Эротический этюд # 49

Из книги автора

Эротический этюд # 49 – Ну и денек сегодня... Жаркий, вы не находите? – ди-джей маленькой радиостанции отбросил всякие попытки веселить честной народ и откровенно потел в микрофон.– Да, – ответил телефонный женский голос. Тоже распухший от жары.– Что ж. Нам ничего не


Эротический этюд # 50

Из книги автора

Эротический этюд # 50 – То есть, от нас с тобой.– Закрыта, а то и вообще заколочена, – констатировал Он, подергав дверь на чердак. – От бомжей.– Да уж, хороши бомжи. В твоей хате человек двадцать разложить – раз плюнуть. И в моей человек десять протусуется без проблем.– А


Эротический этюд # 51

Из книги автора

Эротический этюд # 51 – Семь.– Король.– Еще семь.– Король.– Король.– Семь.– Отбой.– Ага...Баста перевернула карты и переглянулась с Копушей. Та ответила своим коронным взглядом – оливки в собственном соку, без косточек.– Девятки есть? – спросила Баста.– Ну, ну,